Учимся читать клетку
10.01.2017
Как выбрать теплый пуховик
15.01.2017

Нужны огромные усилия, чтобы страдать. Вот почему у вас такой

усталый вид. Поддерживать страдания

действительно трудно.

Ошо

   Я помню своё чувство ужаса. Просто оцепенение какое-то. Такое ощущение, что я такая маленькая-маленькая, слабенькая- слабенькая. А передо мной, такой беспомощной, вырастает какая-то темная гора, просто глыба какая-то. И начинает надвигаться на меня, одновременно увеличиваясь…
Это не был дурной сон. Это был мой Страх. Я его ощущала наяву. И он был такой… парализующий. Просто приклеивал к месту так прочно, что, казалось, проще было не делать ничего, а лучше замереть, затаиться. И так продолжалось месяцами. Но от этого замершего моего состояния Страх не становился меньше, не становился светлее, не превращался во что-то другое — более легкое, здоровое, счастливое. Он по-прежнему рос и надвигался на меня. А я по-прежнему была маленькой, беспомощной, неверящей в себя.
На самом деле, я не была в реальной опасности. На меня не пытался кто-то напасть, что-то у меня отнять. Это был мой Страх Познания Себя. Как бы нелепо это ни звучало, но это было именно так.
Это начиналось как-то постепенно, исподволь. Сначала какая-то неудовлетворенность на работе, которая не приносила ни денег, ни радости, ни раскрытия себя хоть в чем-то меня интересующем. Потом какие-то неполадки в личных отношениях. Я не умела толком ничего выяснять с другими людьми, спокойно говорить о том, что для меня важно, что мне нравится, а что — нет, что категорически не устраивает и как это все решить. Меня не просто эмоционально выбивали из колеи какие-то разборки. Да мне элементарно не хватало слов, чтобы точно передать свои чувства; да я и распознать-то их не всегда могла — просто буря и всё. И не принято как-то было — проговаривать. Терпеливость приветствовалась. А дальше — как снежный ком: непонятные истерики у ребенка, с которыми нет сил справляться; вечные ее болезни — простуды, бронхиты, переломы, которые, казалось, не кончались, потом — проблемы с собственным здоровьем. Так все это постепенно набиралось и набиралось. И в итоге — бесконечная какая-то измотанность ото всего этого.
Внешне это выражалось безразличием к себе: нет настроения хорошо выглядеть, нет сил попробовать что-то новое, пусть самое простое — непривычный шарфик повязать и посмотреть — как оно мне?! А потом появился и он — Страх. Когда я понимала, что, оглянувшись назад, я вновь встречусь со всей этой «красотой» (своей слабостью, непониманием жизни, болью своей детской и не только), меня буквально парализовало. И долгое время я думала, что пусть уж лучше всё будет так как есть.

     На счастье, у меня была возможность наблюдать за людьми, которые решились познать себя. Мне они были симпатичны и интересны. Мне нравилось, как они менялись — и внешне, и внутренне. Да они просто расцветали: становились здоровее, красивее, смелее. А в себе я по началу не чувствовала сил начать, хотя бы просто сдвинуться с места по направлению к себе настоящей. Как я уже говорила — паралич, не иначе…
И изменилось все в один момент. Невозможно стало и дальше поддерживать видимость, создавать картинку мнимого благополучия — ни для себя, ни для других. Просто перещелкнуло внутри что-то, как свет включился: так больше продолжаться не может! Пусть будет как угодно, но только не так! Меня просто ужас охватил от понимания: как же жили наши бабушки, мамы; какие отношения они складывали; какие проблемы со здоровьем у них были — ведь это все не случайно. Зачастую одинаковые проблемы (что со здоровьем, что с непростыми жизненными обстоятельствами) тянутся из поколения в поколение. Несчастные, нездоровые, махнувшие на себя рукой женщины без сил. Это что же — Моя перспектива?! Это то, что я своей дочери передам как эстафету?! Она, как и я, тоже будет парализована каким-то нелепым страхом, будет замучена работой, став главным добытчиком в доме, никогда не узнает Счастья?! И это только потому, что я не возьму на себя труд показать ей что-то другое, не то, что годами бывало в наших семьях.
Меня окрылила мысль, что я могу начать какую-то новую традицию. Традицию стать и быть счастливой, радостной, смелой, здоровой. Моя девочка сможет с самого начала расти в счастье. А потом так же поделиться им со своими детьми. Мне нравится эта картинка!! Ради этого я готова что-то узнать про жизнь, про мир, про себя. И я сделала этот настоящий первый шаг к себе.
С годами, оглянувшись, уже видишь определенный пройденный путь. Сначала с трудностями, болью, непониманием, слезами. Потом — с верой в себя, со все бОльшим пониманием и принятием себя. Состоялось и продолжается это счастливое знакомство с собой!
Если сравнивать то, на что я так боялась смотреть в своей жизни, с помещением,то это выглядело бы так. Есть какая-то страшная, темная комната, запертая на замок, с паутиной на потолках и пауками в углах. Постепенно она приводится в порядок: открываешь ставни и начинает литься свет, распахиваешь окна — и врывается свежий воздух, смахиваешь паутину и освобождаешься от непрошеных гостей, белишь потолки, освежаешь стены, украшаешь эту комнатку живыми цветами. И всё — нет больше комнаты Синей бороды. Есть моя, с любовью созданная красота. Я здесь хозяйка. Я решаю, кого сюда приглашать. Просто по-другому — никак. Эту темноту, а вместе с ней и парализующий страх, нельзя побороть силой, изрубить шашкой, как очень красочно говорит Светлана Добровольская. Её можно только осветить; Своим светом. А для этого ну просто необходимо сделать первый шаг и снять с пугающей кладовки замок. По большому счету, столько же энергии тратишь на то, чтобы не давать себе эту комнатку открыть, сколько и на её преображение. Наш выбор — во что вкладывать силы, на что тратить свою жизнь.
И сейчас я знаю, я просто живу в ощущении того, что счастье — это не цель, это способ путешествия по жизни!
P.S. Спасибо всем учителям и мастерам, что были рядом, которые помогали и делились своим знанием и светом. Спасибо попутчикам, которые делились своим опытом и переживаниями, поддерживали, не давали упасть либо помогали подняться.
Какое счастье, что в нашей семье я уже не первая, кто открывает и преображает свои «потайные комнатки». Мамочка, какое счастье, что мы вмест
е!

Анна Шевченко
Анна Шевченко
Визажист. В нашем клубе я отвечаю за макияж. Ведь преображение не будет полным и максимально эффектным, если ничего не изменится в лучшую сторону в Вашем лице.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *